О библиотеке
Библиотека ТОЕБЦ "Хасдэй Нэшама" PDF Печать E-mail
Автор: Admin   
28.11.2018 00:00

Наш народ недаром называют народом Книги.  Тора — учебник жизни, путеводная звезда, она составляет основу Ветхого Завета в христианской Библии — Пятикнижие Моисея. Знание всегда были в приоритете у евреев. Тульские евреи — не исключение.

В начале прошлого века в Туле лишь полякам и евреям удалось собрать национальные библиотеки, которые, наряду с синагогами и костелом, стали настоящими духовными центрами.

Накануне Октябрьского переворота, 24 октября 1917 года, открылась первая еврейская библиотека на углу улиц Посольской (ныне Советская) и Тургеневской. Возглавлял ее Вульф Яковлевич Хайкин.

А когда 20 лет назад торжественно открыли наш благотворительный центр «Хасдэй Нэшама», в нем, конечно, нашлось место и для библиотеки. Нынешняя располагается на втором этаже, рядом с музеем и синагогой.

— Я всего несколько лет занимаюсь библиотекой, — сказала библиотекарь-волонтер Раиса Давидовна Соломон. — Для меня это не случайное занятие. В доме моего папы Давида Матвеевича Соломона, всегда главное место занимали книги. Папа — кандидат наук, известный в городе педагог, сам мастерил книжные полки, мог починить кран, а уж в «тихой», грибной охоте, ему вообще не было равных, — улыбается Раиса Давидовна.

Бросается в глаза идеальный порядок, чистота и уют в нашей библиотеке. На подоконниках — цветы, на книжных полках — особый библиотечный порядок. Здесь без труда можно найти нужную книгу по любой тематике.

Представлена еврейская классика: Шолом Алейхем, Исаак Башевис-Зингер, Стефан Цвейг, Арон Вергелис, Илья Эренбург. Рядом — русская классика: Алексей Толстой, Дмитрий Мамин-Сибиряк, Максим Горький.

Выделено место для краеведческой литературе о Туле, знаменитых туляках. Раиса Давидовна обратила особое внимание на книгу Игоря Михайловича Москалева, к сожалению, ушедшего от нас несколько лет назад, «О, память сердца...». В книге — судьбы тульских театров, актеров, многие из которых стали известны в стране, переплетаются с повседневной жизнью в разные годы и эпохи.

Привлекают внимание книги о приключениях, политике, о Холокосте и Сионизме.

Особое место, в отдельном шкафу, занимает духовная литература — Тора, сидуры, еврейские энциклопедии.

— Религиозное и светское у нас неразделимы, — говорит Раиса Давидовна, показывая на книжную полку. — Вот здесь у нас серия «Проза еврейской жизни» о писателях-евреях разных стран, книги по истории еврейского народа. Обратите внимание на книгу Валерия Каджая «Почему не любят евреев», В. Фромера «Солнце в крови» — об известных деятелях государства Израиль, «О том, что было и чего не было» — по еврейской истории...

Популярна, учитывая, что в нашей здании находится детский сад и школа, «Пижамная библиотечка» — специально для детей.

Библиотека пополняется как за счет подарков подопечных Хеседа и посетителей, так и благодаря таким издательствам как «Книжники», «Мосты еврейской культуры» - «Гешарим», иерусалимского - «Тарбут».

Рядом с этажеркой с еврейскими журналами — уголок с книгами и портретом знаменитого детективщика Юлиана Семенова.

— Это стало с недавних пор нашей хорошей традицией, — говорит Раиса Давидовна, — люди видят портрет писателя, даты его жизни, заинтересовываются. Многие, например, не знали, что настоящая фамилия Юлиана — Ляндрес...

В разговор вступает обаятельная женщина — Раиса Михайловна Хавкина, постоянный читатель нашей библиотеки. Она уже выбрала несколько книг. Одна из них — «Царица Савская» из серии «След в истории».

— Любите историческую литературу? — интересуюсь я.

— Я люблю хорошую литературу! — восклицает Раиса Михайловна. — Читаю с детства, да так много, что в молодости была записана аж в три библиотеки! И хотя по образованию я юрист, но, считаю, что именно литература, хорошие книги сформировали мою личность и помогли в жизни.

 

Часы работы библиотеки:

Вторник с 13:00 до 14:00

Четверг с 13:00 до 15:00

 

Юрий Брон

Обновлено 28.11.2018 23:17
 
Большая рыба PDF Печать E-mail
Автор: Admin   
25.10.2018 00:00

Он был вором и получил награду от Брежнева. Его песню «Постой, паровоз» знали все

Генрих Сечкин «Лента.ру» продолжает цикл публикаций о ворах в законе — генералах преступного мира. Появившись в начале XX века, они очень скоро встали во главе организованной преступности СССР, а затем и России. В предыдущей статье мы рассказывали о Пичуге — влиятельном воре в законе, которого называли теневым губернатором Республики Коми. Впрочем, в его жизни и близко не было таких крутых поворотов, таких взлетов и падений, как у Генриха Сечкина по кличке Сека. Сын столичных интеллигентов, он остался сиротой и прошел суровые сталинские лагеря. Стоял у стенки и уходил в бега. Он был настоящим вором в законе — но годы спустя Хрущев и Брежнев выражали ему благодарность, а его песню «Постой, паровоз» из знаменитой «Операции Ы» пела вся страна. И это — далеко не все, что уместилось в жизнь одного человека...

Школа подворотен

Генрих Сечкин родился 10 апреля 1933 года в Москве. Его детство прошло во двориках у Патриарших прудов: семья жила в Трехпрудном переулке. Родители мальчика (евреи по национальности) относились к столичной интеллигенции — Сечкин-старший был скрипачом, а мать Генриха работала в газете «Известия». На фоне соседей Сечкины смотрелись «белыми воронами»: ссоры в семье были редкостью, да и шумных застолий не случалось. Столь ценные для многих талоны на водку Сечкины за ненадобностью сжигали в буржуйке. О том, чтобы продать талоны, речи даже не шло: имидж торгашей повергал родителей будущего вора в ужас.

Он метил в преступные короли России. Теперь ему грозит пожизненное за дела 90-х

По воспоминаниям Генриха Сечкина, впервые вкус денег он познал в начале войны после того, как к ним с матерью (отец в 1941 году ушел на фронт добровольцем) приехала бабушка. С собой старушка привезла скромную корзинку, покрытую неприметной тряпкой. Впрочем, любопытный мальчик все же решил проверить содержимое багажа родственницы и наткнулся там на кучу денег. Их происхождение было тайной: по одной из версий, деньги были скоплены экономной старушкой.

Пользуясь невнимательностью пожилой родственницы, школьник стал потихоньку воровать купюры. Причем часть денег он тратил на сушки, не жадничая и угощая ими своих друзей и одноклассников, а часть — отдавал матери. На все расспросы родительницы, мол, где взял, отвечал просто — нашел. Впрочем, все тайное быстро становится явным: Генрих был застукан за воровством, сурово наказан и лишен доступа к заветной корзинке. Одноклассники Сечкина, которые привыкли к щедротам школьника, в его неожиданное обнищание не поверили, чем очень задели мальчика.

Привезенная бабушкой корзинка какое-то время выручала семью, но, к сожалению, вскоре опустела. Настали голодные времена, которые мама не пережила: в 1945 году женщина умерла от голода. Отец так и не вернулся с фронта, бабушки тоже не стало, и в 13 лет Генрих остался сиротой. После войны московские улицы наводнили беспризорники, среди которых оказался и Сечкин. В то время помощью несовершеннолетних обитателей улиц беззастенчиво пользовались матерые преступники: выдавая себя за мудрых покровителей, они посылали детей воровать за процент с украденных денег и вещей. На одной из таких ходок в 1947 году Генрих попался. 14-летнего подростка судили и отправили на «малолетку».

Расстрелянный понарошку

Угодил юный осужденный в специализированную колонию, где перевоспитанием малолетних преступников занимались комсомольцы-активисты. Однако пополнять ряды идейных коммунистов Генрих не хотел. На вопрос тюремщиков о своей принадлежности паренек неизменно отвечал — вор. За что и получал по полной: несговорчивого арестанта сажали в деревянную тумбочку, плотно закрывали ее и толкали вниз по лестнице.

Уже на малолетке Сечкину довелось повоевать с суками — заключенными, которые не признавали воровской кодекс и сотрудничали с тюремной администрацией. Он не раз вспоминал тактику тюремщиков по уничтожению непокорных: их сажали в сучью камеру, а позже выносили оттуда вперед ногами. Побывал в таких камерах и Генрих. Он всегда мог постоять за себя, но в один из заходов его били так сильно, что сломали руку. Но Сека и на этот раз в долгу не остался и откусил одному из нападавших часть носа. После этого его стали сторониться даже бывалые суки.

К слову, стойкость характера Генриху приходилось проявлять не раз. Однажды он оказался в колонии, где целенаправленно ломали самых несговорчивых и конфликтных криминальных авторитетов. Сечкин вспоминал, как, прибыв в это скорбное место, обратил внимание на одного матерого вора, с которым был раньше знаком. От дерзкого и агрессивного уголовника, который при попытке массового побега бросался с ножом на автоматчиков, не осталось ничего: перед Сечкиным стоял морально сломленный и испуганный человек. Почему со знакомым произошла такая метаморфоза, Генрих понял быстро — ему тоже пришлось пройти через беспощадный прессинг надзирателей и подконтрольных им зеков.

Одним из испытаний, выпавших на долю Сечкина, стал инсценированный расстрел. Вора в законе и других заключенных поставили к стенке. Последнее, что увидел Генрих, перед тем как ему завязали глаза, был строй автоматчиков, передергивающих затворы. Авторитет попрощался с жизнью, но пули просвистели над головами «приговоренных». Несмотря на пережитый ужас, Сечкин и здесь выстоял и не потерял силы духа.

На нары за батон колбасы

Тюремные застенки после своего первого срока Генрих покинул в 1950 году, не изменив своим убеждениям: как ни старались комсомольцы, в их ряды парень так и не вступил. Но на свободе его ожидала ссылка за 101 километр. Оказавшись вдали от Москвы, Сечкин попытался было найти работу, но тщетно — из документов у него была лишь справка об освобождении, взглянув на которую работодатели как один отвечали отказом.

Изголодавшийся и промерзший молодой человек в порыве отчаяния отправился к железнодорожным путям и, положив голову на рельс, начал ждать поезд. Однако в момент, когда рельсы уже дрожали от стука колес, Сечкин отпрянул в сторону: как потом вспоминал Генрих, сделать это его заставил внезапно возникший образ матери.

Оклемавшись от шока, он пошел на ближайшую станцию, где заметил женщину, у которой из сумки торчала палка сырокопченой колбасы. Не отдавая отчет своим действиям, изголодавшийся Генрих схватил колбасу и тут же принялся есть. Возмущенная такой наглостью гражданка подняла крик, и подоспевшие стражи порядка скрутили вора.

Вскоре состоялся суд и Генрих снова отправился по этапу. Оказавшись в одном из лагерей, расположенных в республике Коми, он сдружился с вором в законе Юрием Бизенковым по кличке Бизон. Новый приятель и еще один вор Владимир Витин (Витя), наслышанные о принципиальности Сечкина в сучьей войне, с ведома московских воров короновали новичка и дали ему кличку — Сека.

Съеденный беглец

Вскоре после коронации Сека и Бизон сговорились о побеге. В марте 1952 года, работая на лесоповале, они умудрились незаметно для надсмотрщиков выпилить в толстых стволах срубленных елей ниши, куда и спрятались. После этого сообщники аккуратно прикрыли ниши корой и погрузили стволы на лесовоз.

В своих укрытиях Сека и Бизон доехали до реки, по которой предполагалось сплавлять стволы и, как только машина остановилась, выбрались и скрылись в лесу. Шли наугад и быстро заблудились. Но самое страшное было впереди: проснувшись как-то утром, Сечкин обнаружил, что от Бизона осталась только нога — все остальное съели напавшие на мужчину волки. Почему звери не тронули самого Генриха, так и осталось для него загадкой.

Существовала и другая версия гибели Бизенкова — ее Генрих Сечкин сам описал в своей книге «На грани отчаяния»: якобы после трех недель плутаний по лесу они с Бизоном поняли, что вдвоем им не выжить и решили кинуть жребий. Фортуна улыбнулась Генриху: Юрий, согласно договору, вонзил нож себе в шею, чтобы друг съел его и выжил. Однако до сих пор неизвестно, правда ли это или художественный вымысел для придания произведению особой остроты.

Как бы там ни было, а после смерти друга беглец бродил по чаще еще несколько дней до момента, когда его наконец не настигла погоня. Но в случае Генриха, который уже находился на грани безумия, это было настоящей удачей: в противном случае он наверняка погиб бы от голода и холода. За побег ему накинули еще несколько лет.

Отпустили с миром

Освободившись в 1956 году, 23-летний Сечкин прибыл в Москву. К этому времени он понял, что блатной романтикой сыт по горло. Душа молодого человека лежала к музыке. Однако мечтать о музыкальном училище Секе мешал недостаток образования — за его спиной было всего пять классов школы. Устроившись слесарем на ЗИЛ, Сечкин отправился получать аттестат зрелости в вечернюю школу, во время учебы в которой освоил игру на гитаре.

К этому времени он обосновался в одном из столичных общежитий и по ночам мучил соседей: запирался в туалете или в ванной комнате, где неустанно, порой всю ночь напролет, разучивал аккорды. Такая настойчивость дала плоды: вскоре Сечкин поступил на работу в Московский драматический театр и стал лауреатом нескольких музыкальных конкурсов, получив известность в сообществе столичных гитаристов. Он начал преподавать и вскоре вместе со своими учениками создал ансамбль.

В связи с такими изменениями в своей жизни Генрих решил завязать с воровской карьерой. Удивительно, но на сходке, где он объявил о своем желании расстаться с титулом вора в законе, авторитеты удовлетворили его просьбу безо всяких санкций. Сам Сечкин объяснял это просто: в те времена правила воровского мира были гуманней и не предполагали никакого наказания для тех, кто решил покинуть воровскую семью по не компрометирующим обстоятельствам.

Любой, кто изъявлял такое желание, отпускался с миром, кроме этого за ним оставались все воровские привилегии, за исключением права участвовать в сходках. При попадании же на зону бывший вор становился мужиком — обычным арестантом. В наши дни отказ авторитета от воровского титула карается смертью.

Шлягер для Никулина

Увлекшись музыкой, Сечкин стал писать стихи, и сам же клал их на музыку. Самым знаменитым его произведением стала песня «Постой, паровоз», прозвучавшая в культовой комедии Леонида Гайдая «Операция «Ы» в исполнении Юрия Никулина.

Впрочем, за авторство этой песни Сечкину пришлось заочно побороться с другим бывшим вором в законе — не менее харизматичным Николаем Ивановским. Удивительно, но Ивановский в свое время так же, как Сечкин, сумел откреститься от воровской касты и выбрал мирную жизнь.

Ивановский, как и Сечкин, начинал лихо: уроженец Ленинграда в годы войны был эвакуирован в Кировскую область, где в 14 лет угодил на зону за кражу голубей. Едва освободившись в 1943 году, Николай вновь пошел под суд — на этот раз — за хулиганство. Но до колонии он не доехал, сбежав из поезда на этапе вместе с подельниками. Это был его первый из пяти побегов, один из которых Ивановский, будучи уже матерым рецидивистом, умудрился совершить из знаменитой питерской тюрьмы «Кресты».

С последней ходки Ивановский вернулся в 1953 году. Оказавшись на свободе, Николай решил навсегда завязать с криминалом — и каким-то невероятным образом, несмотря на богатое уголовное прошлое, устроился на «Ленфильм»начальником цеха светотехники. В перерывах между работой Ивановский исполнял песни собственного сочинения, одной из которых, по его словам, и была «Постой, паровоз». Однако большинство исследователей авторство хита все же приписывают Сечкину.

Кстати, существует и еще одна версия происхождения шлягера: якобы он был написан еще в дореволюционное время, когда официально была такая должность — тормозной кондуктор (в песне есть фраза: Кондуктор, нажми на тормоза). Ее упразднили задолго до того, как Сечкин и Ивановский начали писать стихи. Поэтому предполагалось, что песню написал кто-то, кто застал работу «тормозных». Впрочем, широкого распространения эта версия не получила.

Из князей в грязь

Музыкальная карьера Сечкина развивалась стремительно: он посетил с гастролями множество российских городов, неоднократно пытался выехать за рубеж, но сделать это ему не позволяли власти — все-таки три судимости за плечами — мало ли что. Единственной заграничной поездкой Сечкина был вояж в США — уже после падения железного занавеса Генрих отправился за океан в качестве обычного туриста.

Впрочем, и без мировых турне Сечкин был востребован на родине: часто выступал на радио и даже в Кремлевском дворце. Дважды удостоился высокой по тем временам чести — после выступления на концерте, посвященном XVI съезду ВЛКСМ, Генриху высказал благодарность сам секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев, а несколькими годами позже Леонид Брежнев лично вручил бывшему вору в законе награду за победу на очередном музыкальном конкурсе.

И в этот момент жизнь Сечкина неожиданно сделала новый крутой поворот: в 1982 году после доноса его задержали и обвинили в хранении и распространении порнографии. При обыске в доме Генриха милиционеры действительно нашли несколько видеокассет. Но как ни силились адвокаты бывшего вора доказать, что 10-секундный эпизод с демонстрацией обнаженного женского тела в художественном фильме никак не тянет на запрещенный жанр, все было напрасно. Судья отправил Сечкина на зону на шесть лет с конфискацией имущества.

Одновременно с этим из ротации на радио были изъяты все выступления гитариста, телевизионщикам также поступил запрет на трансляцию его выступлений. Конечно, все эти решения были очень пристрастны: впавшему в немилость Сечкину припомнили его преступное прошлое.

За то время, пока Генрих отбывал срок, от него ушла жена Татьяна, с которой они прожили в браке 20 лет. 14-летнего сына Сечкина некоторое время растил отчим: вскоре после развода Татьяна вновь вышла замуж, но, как оказалось, крайне неудачно. Новый супруг много пил, употреблял наркотики и бил женщину. После того как супруг гонялся за Татьяной с топором — она ушла от него, но было поздно: негодяй успел подсадить на наркотики пасынка, и тот в итоге оказался в тюрьме.

Вскоре после того как 29-летний сын Сечкина вышел на свободу — его убили. Генрих до конца своих дней был уверен, что к смерти сына причастны спецслужбы, с которыми молодой человек, не представлявший себя стукачом, категорически отказался сотрудничать. Сам Сечкин, который на зоне чуть было не погиб — его пытался отравить сокамерник — освободился в 1986 году.

Играть на гитаре он больше не смог: в колонии конвой наручниками повредил арестанту кисть правой руки — три пальца с тех пор не функционировали. Впрочем, унынию Сечкин не поддался: с деньгами на первое время помогли верные друзья, они же подарили ему старенькую «Копейку». Генрих сначала работал таксистом, но затем творческая натура все-таки дала о себе знать — бывший вор стал писателем и журналистом в самых разных СМИ.

Из-под пера Сечкина вышли повести, в том числе биографические «На грани отчаяния» и «За колючей проволокой». По одному из произведений был написан сценарий (его потом высоко оценил писатель Аркадий Вайнер) к фильму «Любовь на зоне». К сожалению, найти денег, чтобы начать съемки, Сечкину так и не удалось. Зато через несколько лет упорных трудов писатель полностью расплатился с долгами и обзавелся собственным жильем.

Превратности судьбы

Генрих Сечкин Однако, едва жизнь Сечкина наладилась, судьба опять сыграла с ним злую шутку. В конце 1980-х Генрих с рук приобрел покрышки для своего «Москвича» — к слову, помимо музыки и писательского ремесла он увлекался автомобильными гонками. По иронии судьбы покрышки оказались краденными. Сначала Генрих шел по делу как свидетель, но сам не заметил, как превратился в подозреваемого.

А произошло это практически сразу после того, как следователь узнал, что перед ним находится четырежды судимый человек. Сначала Сечкина обвинили в том, что он купил покрышки, зная, что они краденые. А затем и вовсе «уличили» в подстрекательстве к краже. В итоге Сечкин сел в пятый раз — он получил два года лишения свободы в колонии строго режима.

Сидел Генрих в Челябинской области. Никаких проблем с зеками у бывшего вора в законе не было. Напротив, Сечкин пользовался большим уважением среди арестантов. Прознав, что Генрих является поклонником творчества Владимира Высоцкого, некоторые из сидельцев, рискуя быть расстрелянными на месте, тайком пробирались в соседние бараки, где их товарищи по несчастью надиктовывали им те произведения барда, которые знали.

Так составлялась рукопись книги песен и стихов Высоцкого из 218 произведений. Потом арестанты два месяца по водосточной трубе лазили в кабинет начальника лагеря и набивали текст на печатной машинке — так говорили за решеткой. Созданный таким невероятным образом сборник Сечкину подарили на день рождения.

Генрих Сечкин ушел из жизни 5 мая 2009 года. Он успел повторно жениться на девушке, которая была моложе его на 42 года. В этом браке у него родился сын — отцу на момент появления на свет ребенка исполнилось 65 лет. До последних дней Сечкин пытался добиться справедливости и реабилитироваться за две последних судимости. Бывший вор рассуждал так: в первые три ходки был виновен — здесь претензий нет, а за два сфабрикованных срока должны ответить те, по чьей вине он был вынужден «топтать зону», будучи невиновным.

Обладающий острым умом Сечкин был желанным собеседником у журналистов: он мог поддержать беседу не только о музыке, но и на любые другие темы.

— Люди идут к страшнейшей нужде, их загоняют в тупик, — говорил он в интервью 1998 года. — А когда нечего есть твоему ребенку и жене нечего зимой надеть, чтобы не замерзнуть, многие, даже из числа законопослушных, пойдут на решительные шаги. Это что касается взрослых, а дети... У подрастающих юнцов нет сегодня ничего святого. На улице действует один закон — закон силы.

Обновлено 03.11.2018 23:59
 
Новости библиотеки PDF Печать E-mail
Автор: Admin   
13.07.2011 21:18

В помещении библиотеки еврейского Центра открыта выставка

«5 названий и 5 значений праздника Шавуот»

На выставке представлена литература, отображающая все значения этого праздника, методические материалы по его изучению и проведению, как для преподавателей истории и традиции, так и для самого широкого круга читателей. Есть также издания для детей старшего и младшего возраста.

Ждём вас в библиотеке. Часы работы - среда, пятница, с 14-00 до 19-00.

Л.С.Берковская

Обновлено 13.07.2011 21:19
 


Объявления

Поздравляем с праздником Хануки!

27.11.2018

Дорогие друзья! В эти дни в каждом еврейском доме зажигают ханукальную  менору, в каждой еврейской семье вспоминают о великом чуде ...

Подробнее

Поздравляем с награждением!

26.11.2018

Президента Совета Общественной организации Тульский областной еврейский благотворительный центр «Хасдэй Нэшама» Фаину Перецовну Саневич 21 ноября 2018 года наградили Знаком ...

Подробнее

Наши соболезнования...

26.11.2018

Горестная весть обожгла наши сердца. Трагически погиб замечательный человек, талантливый руководитель, спортсмен — генеральный директор автохолдинга «КорсГрупп» Игорь Аликович Спектор. ...

Подробнее

Все объявленияJoomla! Україна

Авторизация



Рекомендуем

Тульское еврейское кладбище

05.07.2009

27 июля 1883 года раввин города Тулы Меер Исаакович Зафрен обратился в городскую управу с просьбой о расширении еврейского ...

Подробнее

Миква

15.02.2010

Тула – один из немногих городов в России, где работает вновь построенная миква – с декабря 2009года. Разумеется, это ...

Подробнее

Тульская синагога

05.07.2009

Синагога на втором этаже Во время молитвы еврей общается напрямую со Всевышним и исполняет многие важные заповеди, может молится о ...

Подробнее

Joomla! Україна

feed-image Текущая лента