Осень золотая

Моим родителям Хане Симоновне и Льву Лазаревичу. Мы гуляли по «Ясной Поляне». Накануне прошли дожди. Это был один из тех счастливых солнечных осенних дней, когда Бог, будто вспомнив о нас, заставляет остановиться, перевести дух, оглядеться вокруг и восхититься красотой и великолепием созданного Им мира, чтобы отложить в сторону бесконечные хлопоты, забить на мировые проблемы и заново открыть для себя мир добра и спокойствия; уйти от дурных вестей, заставляющих воспринимать нашу планету сос...
Еще

Православный священник и еврейский мальчик

Около восьмидесяти пяти лет тому назад в небольшом городке жил-был мальчик; еврейский мальчик из бедной еврейской семьи. Городок этот и теперь располагается в пяти стах километрах юго-западнее Москвы на том же самом месте. Папа и мама мальчика родились ещё в Российской Империи в черте оседлости, за пределами которой евреи могли проживать постоянно только нелегально или по специальным разрешениям. Евреи в городке составляли большую часть населения. На улицах повсюду звучал идишь. Русские, у...
Еще

Моя любимая еврейская мама

Моя любимая еврейская мама
Мой отец чеченец и мама чеченка. Отец прожил 106 лет и женился 11 раз. Вторым браком он женился на еврейке, одесситке Софье Михайловне. Её и только её я всегда называю мамой. Она звала меня Мойше. — Мойше, — говорила она, — я в ссылку поехала только из- за тебя. Мне тебя жалко. Это когда всех чеченцев переселили В Среднюю Азию. Мы жили во Фрунзе. Я проводил все дни с мальчишками во дворе. — Мойше! — кричала она. — Иди сюда. — Что, мама? — Иди сюда, я тебе скажу, почему ты такой худой. Потому ...
Еще